Немного о монетах чешуйках

В 1534 году Елена Глинская – мать четырёхлетнего великого князя Ивана Грозного (пока ещё не Грозного) – повелела по всей стране при торговле производить расчёты монетами одинаковых образцов.

Ведь разнокалиберные денежки, изготовлявшиеся на монетных дворах недавних удельных княжеств, затрудняли расчёты в теперь уже едином государстве.

Дабы не выдумывать чего-то сверхнового, было решено чеканить монетки трёх весовых групп. Самые большие почти соответствовали новгородским образцам. Следующие были в два раза легче и почти равнялись прежним московским, а так как и они были “тяжёлыми” для мелких сделок, то выпускались ещё вдвое легче полушки с изображением птички.

Чтобы представить себе размер полушки, надо всего лишь учесть, что её “страшная сестра” хоть и в четыре раза крупнее, но не больше ноготка на большом пальце руки пятикласника и весит 0,68 г. Для лицевой стороны этой “крупной” монеты выбрали изображение всадника (князя) с опущенным вниз копьём (такое изображение можно увидеть и на сегодняшних монетах). Средним же монеткам оставили прежнее изображение всадника, “размахивающего” саблей. Реверс занимали легенды с имене и титулом правителя: “Осподарь всея Роусии”, “Князь Великий Иван”, а после 1547 года, когда Иван Васильевич венчался на царство, – “Царь и великий князь Иван всея Русии” и т.п.

Хотя теперь эти монетки чеканились в разных годах, названия за ними закрепились прежние: “денга московская, сабульная”, “московка”, “сабельница” и “деньга, новгородская копейная”, “новгородка”, “копейка”.

Заготовками для денег служили кусочки серебряной проволоки, поэтому вид готовой продукции денежных дворов не имел постоянной формы и чем-то напоминал рыбью чешую. Из-за этого на “чешуйках” крайне редко оставался целый оттиск круглых штемпелей. Да к этому и не стремились. Главным требованием было постоянсктво веса.

С годами в разговорной речи от денги сабельной осталось лишь “денга”, а от денги копейной – “копейка”. Но ещё очень долго счёт велся не на копейки, а на денги. Копейку за две денги. Копейку считали за две денги.

Многих удивило отсутствие мягкого знака в слове “деньга”. Ведь верно? он прочно занял своё место на уже медных деньгах с 1796 года. С 1849 года такие монеты назывались “денежками”. В 1839-1848 годах и с 1867 – “1/2 копейки”, а в 1925, 1927 и 1928 годах – “полкопейки”.

На общероссийских денгах допетровского периода номинал не указывался вовсе. Подсказку, что в руке находится “пуло”, “деньга”, “денга”, можно обнаружить лишь на монетах некоторых удельных княжеств.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

16 − один =